Статья


*
10 за 2004 год
Инновационная экономика
Л.К. Гуриева
к.э.н., доцент кафедры менеджмента Северо-Осетинского государственного университета, зам. директора Агентства поддержки малого бизнеса РС
Концепция технологических укладов
*
Существенным вкладом в развитие инновационной теории является разработанная российскими экономистами концепция технологических укладов. Понятие технологического уклада введено в научный оборот в 80-е годы XX века российскими учеными: С.Ю. Глазьевым, Д.С. Львовым, Г.Г. Фетисовым, Ю.В. Яковцом [1]. С.Ю. Глазьев, один из главных авторов концепции, сформулировал собственную теорию долгосрочного технико-экономического развития, которое рассматривается им как “неравномерный процесс последовательного замещения целостных комплексов технологически сопряженных производств – технологических укладов” [2]. Ю.В.Яковец понимает под технологическим укладом “несколько взаимосвязанных и последовательно сменяющих друг друга поколений техники, эволюционно реализующих общий технологический принцип” [3]. Другие российские авторы дают более развернутую характеристику технологического уклада. Согласно взглядам И.В. Липсица и А.А. Нещадина, технологический уклад есть целостная устойчивая совокупность сопряженных производств, в рамках которой происходит замкнутый макроэкономический цикл, состоящий из добычи первичных производственных ресурсов, всех стадий их переработки и выпуска соответствующих конечных продуктов [4]. По Ю.В.Яковцу, смена технологических укладов происходит в наше время примерно раз в полвека и является материально-технической основой перехода к очередному долгосрочному Кондратьевскому циклу. Технологический уклад имеет четко выраженную структуру, определяющую состав базисных и улучшающих инноваций и представляющую научно-технические направления на трех уровнях: базовые направления, пронизывающие все относящиеся к данному укладу поколения техники и технологии; поколения производственной техники, определяющие конкурентоспособность средств производства, источников энергии, используемых технологий; поколения техники, используемой в сфере платных и бесплатных услуг и в личном потреблении населения, а также в обороне и сфере управления.
С.Ю. Глазьев и др. характеризуют технологический уклад ключевым фактором, именуемым ядром, и организационно-экономическим механизмом регулирования. Ядром технологического уклада выступает определенный набор базисных технологических процессов, применяемых или характерных в течение достаточно длительного времени фактически для сфер и отраслей экономики, а материальные условия для становления каждого нового технологического уклада формируются в ходе развития предыдущего. Развитие экономики идет путем последовательной и постепенной смены таких укладов, а на начальной стадии становления каждый из них использует старые энергоносители и инфраструктуру: транспортную (по С.Ю. Глазьеву) и информационно-коммуникационную (большинство исследователей теории инновационного развития экономики). Формирование и утверждение собственной адекватной инфраструктуры происходит вслед за установлением господства нового уклада в базовых сферах экономики и, соответственно, вытеснением из них предыдущего уклада. Общепринято выделение шести технологических укладов, обобщенная характеристика которых представлена в таблице 1.
Таблица 1.
Краткая характеристика технологических укладов
Номер уклада
Годы развития
Инфраструктура уклада
Характеристика соответствующего инновационного
цикла
Ведущие отрасли экономики
первый1785-1835Оросительные каналы, проезжие дорогиПромышленная революция: фабричное производство текстиляСельское хозяйство, текстильная промышленность
второй1830-1885Железные дороги, мировое судоходствоЦикл пара и железных дорогЛегкая промышленность, судостроение, паровозостроение, добывающие отрасли
третий1880-1935Электростанции, электрические распределительные сети, телефонЦикл электричества и сталиХимическая промышленность, универсальное машиностроение, топливно-энергетический комплекс, электротехническая промышленность
четвер-
тый
1930-1985Скоростные автодороги, трубопроводы, воздушные сообщения, аэропорты, телевизионная связьЦикл автомобилей и синтетических материаловЭлектроэнергетика, основанная на использовании нефти, приборостроение, производство станков с ЧПУ, синтетических материалов
пятый1980 -2035 Средства телекоммуникации, компьютерные сети, Интернет, спутниковая связьКомпьютерная революцияАтомная энергетика, микроэлектроника, информатика, биотехнология, генная инженерия животных, аэрокосмическая промышленность
шестойприблизи-тельно с 2030 годаТранспортная революция, глобальные мультимедийные сети Информационная революцияНетрадиционная и космическая энергетика, космические технологии, нанотехнологии, генная инженерия животных и человека, ИСУ

Заметим, что данная периодизация укладов может отличаться от таковой в других источниках в силу того, что разные авторы по-разному трактуют как этапы (многие исследования указывают тенденцию сокращения длительности каждого последующего технологического уклада, обусловленную ускорением движения длинных (инновационных) волн Кондратьева - Шумперта, с примерно 60 лет (1785-1845 гг.) – 1 волна до 30-35 лет (1990-2020 гг.) - 5 волна), так и содержание укладов. При этом одни утверждают, что к концу XX века мировая экономика прошла пять технологических укладов, “в настоящее время активно идет разработка следующего шестого уклада, окончательный переход к которому в промышленно развитых странах завершится к началу 30-х годов XXI века” [5], другие считают “в США, странах Западной Европы и в Японии сегодня утвердились уже пятый и шестой технологические уклады” [6].
Так или иначе, следуя теории длинных волн Н. Кондратьева, российские ученые детально исследовали содержание каждой волны – уклада и на основе широкого статистического материала доказали повышательную тенденцию изменения потенциала страны в ходе эволюции ее технологических укладов (см. Рис.1) [7].


1785 1835 1885 1935 1985 2035
Рис. 1. Эволюция технологических укладов
Каждый новый технологический уклад существенно раздвигает пределы кривой производственных возможностей общества [8]. Одновременно происходят существенные изменения в организации производства, способствующие росту эффективности использования его основных факторов - труда и капитала. Начиная с четвертого уклада к числу этих факторов стали относить технологический прогресс. Оценки зарубежных ученых показывают, что его вклад в экономический рост варьировал на различных отрезках времени и с учетом особенностей методик исследований от 20 до почти 80% [9]. В передовых странах разработка и внедрение технологических инноваций - решающий фактор социально-экономического развития, залог экономической безопасности. Так, в США прирост душевого национального дохода за счет этого фактора составляет до 90% [10].
Вторая половина XX века неопровержимо доказала, что научное знание, воплощенное в новые технологические разработки, является мощным генератором экономического роста как на макроэкономическом, так и на микроэкономическом уровне. Благодаря базисным нововведениям в области микроэлектроники, вычислительной техники, информатики, новых материалов, биотехнологии произошли крупные структурные сдвиги в традиционных отраслях обрабатывающей промышленности. Одновременно появились новые крупные ниши, связанные с удовлетворением качественно иных, не существовавших раньше, а сформированных в результате технологического прогресса потребностей.
Освоение этих рыночных ниш, получивших название высокотехнологичного рынка, стало одним из важнейших источников увеличения валового внутреннего продукта и создания новых рабочих мест сначала в индустриально развитых, а затем, по закону диффузии нововведений, новых индустриальных странах и странах с переходной экономикой.
Важной характеристикой этого рынка, оцениваемого к началу XXI века в 2,5 трлн. долларов [11], является его опережающий рост по сравнению с традиционными рынками, что свидетельствует об утверждении пятого технологического уклада как основного уклада экономики развитых стран.
С. Ю. Глазьев, Д. С. Львов, Г, Г. Фетисов, исследуя пятый технологический уклад, выделяют следующие его элементы [12]:
· Ядро технологического уклада: электронная промышленность, вычислительная техника, программное обеспечение, авиационная промышленность, телекоммуникации, оптические волокна, роботостроение, информационные услуги, производство и потребление газа. Формирующееся ядро шестого технологического уклада: биотехнологии, космическая техника, тонкая химия [13].
· Ключевой фактор уклада: микроэлектронные компоненты.
· Основные преимущества: индивидуализация производства и потребления, повышение гибкости и расширение разнообразия, деурбанизация размещения производства и населения в малых городах на основе новых транспортных и телекоммуникационных технологий и др.
· Режимы экономического регулирования в странах-лидерах: снижение роли прямого государственного регулирования, государственное регулирование стратегических видов информационных и коммуникационных инфраструктур.
· Международные режимы экономического регулирования: полицентричность мировой экономической системы, создание региональных блоков, становление новых институтов глобального регулирования экономической активности.
· Организация инновационной деятельности в странах-лидерах: горизонтальная интеграция НИОКР, проектирования и обучения, создание вычислительных сетей, проведение совместных исследований, государственная поддержка новых технологий;
· Основные экономические институты: международная интеграция мелких и средних фирм на основе информационных технологий, интеграция производства и сбыта.
К лидерам технологического ядра эти авторы относят страны: Японию, США, Германию, Швецию, Канаду, Южную Корею, Австралию.
Исследования И. В. Липсица и А. А. Нещадина дают схожую оценку уровня развития стран. С учетом сложившейся международной кооперации и интеграции, они делят мировое сообщество на следующие 6 групп [14]:
1. Технологическое ядро: США, Япония, Германия, Англия, Франция.
2. Страны 1-го технологического круга: Италия, Канада, Швеция, Голландия, Австралия, Южная Корея и др.
3.Страны 2-го технологического круга: наиболее продвинувшиеся развивающиеся страны
4. Постсоциалистические страны Восточной Европы.
5. Страны СНГ и ближнего зарубежья.
6. Наименее развитые из развивающихся стран.
Важной особенностью развития пятого технологического уклада является его имманентная связь с явлением глобализации, становлением феномена “новая экономика” (“интеллектуальная” экономика, “экономика, базирующаяся на знаниях” (knowledge-based economy), усилением конкуренции во всех сферах жизнедеятельности общества [15].
Процесс глобализации, по определению секретариата ЮНКТАД, состоит в “возрастании объемов международных торговых, финансовых и инвестиционных потоков при их растущей взаимосвязи” [16]. В этой связи с середины 1990-х гг. мировой наукой активно исследуются основные направления глобализации [17], транснациональные корпорации и прямые иностранные инвестиции как основы глобализации [18], макрорегиональная интеграция (наибольшее внимание в последние годы привлекает европейская интеграция) [19], международная торговля [20], глобализация финансовых рынков [21], влияние глобализации на экономическую политику государств [22].
Многие ученые указывают на то, что процесс глобализации - это указание на пороговое состояние цивилизации, есть ощущение кризиса развития, проявляющийся в разрыве “между требованиями нового доминирующего социально-экономического уклада мирового хозяйства и традиционными инфраструктурами, доставшимися нам в наследство от индустриальной эпохи” [23]. “Этот глобальный кризис проявляется через различные, не связанные друг с другом события” [24].
Вместе с тем, согласно эволюционной теории, “кризисы неизбежны и полезны потому, что любая система, в том числе и экономическая, развивается по закономерностям циклической динамики, а неизбежным элементом любого цикла является кризисная фаза, которая завершается обновлением и омолаживанием системы либо заменой ее на новую, более эффективную и жизнеспособную” [25].
В условиях нынешней, инновационной стадии мирового развития, основанной на научно-техническом прогрессе, одной из главных сил глобализации становится международный обмен учеными, научными знаниями и технологиями, причем “связь между НИОКР и глобализацией обычно осуществляется через транснациональные предприятия, которые передают волны инноваций из одной страны в другую” [26].
Авторы, исследующие движущие силы этой интернационализации отмечают что “здесь сталкиваются два подхода, каждый из которых имеет свои резоны: стремление сосредоточить научно-исследовательскую деятельность в центре или рассредоточить ее в разных местах (как в рамках данной компании, с участием ее зарубежных филиалов, так и в сотрудничестве с другими партнерами)” [27] с тем, чтобы: адаптировать или усовершенствовать продукты или технологии ТНК к местным условиям, рационализировать собственные ИР путем использования зарубежных исследовательских филиалов; решать стратегические задачи мониторинга зарубежных достижений для получения конкурентных преимуществ.
Таким образом, в эпоху глобализации реализуются разные модели диффузии нововведений: как классическая - из центра в периферию, так и новые модели диффузии инноваций. Реализуя классическую модель диффузии инноваций, ведущие ТНК и представляемые ими страны - технологические лидеры, стремятся возможно дольше получать инновационную ренту и инновационную квазиренту, удерживать новейшие достижения, дающие наилучшие стратегические позиции[28]. Рассредоточивая свою научно-исследовательскую деятельность, ТНК решают, прежде всего, вопрос глобальной защиты своих ключевых компетенций [29]. При этом компании строят сетевую архитектуру, которая перекрывает границы государств и континентов и вовсе не обязательно включает научно-исследовательскую деятельность, осуществляемую в крупных инновационных центрах, а скорее объединяет ее производство и услуги в центах второго ряда или даже мелких исследовательских центрах. В эпоху глобализации инновации стали возникать одновременно и в центре и пространственно отдаленных регионах мира, кроме того, возможны модели диффузии инноваций из периферии, где она может быть создана как в рамках ТНК, с участием ее зарубежных филиалов, так и в сотрудничестве с другими партнерами, - в центр, из экономически менее развитых регионов - в регионы - экономические лидеры. Таким образом, глобализация ИР “вдохнула жизнь” в первые европейские технопарки, созданные в 1970-1989-е годы (Оксфорд, Дублин, Мюнхен), были созданы всемирно известные лаборатории британских фармацевтических компаний в Малайзии, софтверные компании в Бангладоре. К началу XXI века помимо мировых инновационных узлов 1990-х годов: Силиконовая долина, Кембриджский научный центр (новая Кремниевая долина), сложилось много новых глобальных научных центров в Израиле, Китае, Индии, Финляндии, Канаде.
Реализация этих моделей “производства” и диффузии нововведений является важным фактором развития “новой экономики”, которую одни авторы связывают преимущественно с информационной революцией и “развитием информационных технологий почти во всех сферах деятельности” [30]. Другие указывают, что такой подход недопустимо узок и считают авангардом “новой экономики” – интеллектуально-инновационный бизнес, который реализуется принципом четырех И: интеллектуальность, инновационность и лидерство в инновациях, инновативность, инвестиционную привлекательность [31], то есть фактически понимают под “новой” инновационную экономику. Третьи под “новой” или “информационной” экономикой понимают экономику постиндустриального общества, развитие которой задается инновационной экономикой и ее высшим уровнем - экономикой знаний. А под инновационной экономикой понимается “экономика, в условиях которой прирост ВВП обеспечивается, в основном, за счет выпуска и реализации наукоемкой продукции и услуг”[32]. Всеобщим, однако, является системно-институциональный подход: важнейшие характеристики “новой экономики”, с одной стороны, носят сложный системный характер, с другой, ее становление формирует новые институты, отношения, “новое социальное устройство”. В этой связи авторы исследуют как “чистые” факторы экономики, основанной на знаниях, так и факторы “нового социального устройства”.
К технико-экономическим факторам становления “новой экономики” относят: усиление взаимосвязи между наукой и экономическим ростом или повышение экономической роли инноваций; опережающее развитие живого знания по сравнению с овеществленным, ускорение темпов научно-технического прогресса; интенсивный рост инвестиций в научные исследования и разработки, опережающий рост высокотехнологичных отраслей промышленности и сферы услуг и, как следствие, бурный рост наукоемкого сектора мирового рынка; очевидные сдвиги в сторону инновационно-активных, динамично меняющихся отраслей; повышение инновационной активности предприятий и предпринимательского сектора науки; формирование сетевой экономики, интенсивный рост локальных кластеров и глобальных альянсов по созданию, распространению и применению инноваций [33].
Факторами “нового социального устройства”, главными институтами “новой экономики”, являются: гуманизация общества, формирование новых приоритетов личности и социума, замещение труда знаниями, деструкция основ частной собственности на капитал, формирование нового типа экономической власти, обусловленной возрастанием роли собственности на информацию и знания и др. [34].
Очевидно, что в развитых странах идет становление “новой экономики”, соответствующее интенсивному перераспределение ресурсов из пятого в шестой технологический уклад. Общепринято считать, что пять технологических укладов с соответствующим каждому типом инфраструктуры имеют место и в России, но удельные веса их различны.
По имеющимся оценкам, доля пятого технологического уклада в промышленном производстве России составляет лишь 21% и существует в основном в оборонных отраслях промышленности, в то время как второго, третьего и четвертого - 79% [35]. Официальная статистика свидетельствует об очень низких показателях инновационной деятельности в России: доля инновационно активных предприятий составляет в промышленности 10%, в то время как в США этот показатель равен 70% [36]. Численность персонала, занятого исследованиями и разработками ежегодно падает и за период 1992-2001 гг. сократилась более, чем в 2 раза [37]. Весьма незначительна в России и доля затрат на науку: с 1995г. она не превышает 0,30% ВВП (см. Таблицу 2), что в 5 раз ниже критического уровня, принимаемого в цивилизованном мире на уровне 1,5% ВВП.
Таблица 2.
Доля расходов на финансирование науки в ВВП и государственном бюджете России [38]
ПоказателиПоказателиПоказателиПоказатели
Годы
Доля в бюджете %
Доля в ВВП, %
Объем финансирования в фактически действовавших ценах, млрд. руб.
Объем финансирования в постоянных ценах 1991, млрд. руб.
1989
1992
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2,8
2,43
1,6
1,6
2,02
1,32
1,74
1,66
1,74
1,46
1,71
2,8
0,5
0,31
0,27
0,23
0,24
0,24
0,23
0,26
0,28
0,30
-
95,3
4,4
-
-
6,2
11,6
17,1
23,0
30,0
40,2
-
5,99
2,48
-
-
1,76
1,9
2,03
2,35
2,64
3,11
По оценкам Пресс-службы РАН, среднегодовые темпы прироста наукоемкой продукции даже при благоприятной конъюнктуре, не превысят 7-9%. Ученые считают, что по самому оптимистическому варианту наукоемкий сектор экономики России может вырасти за 2001-2010 года примерно в 2,4 раза (а при неблагоприятных условиях в 1,7-1,85 раза) [39].
Анализ структуры экономики России и ее внешней торговли показывают, что пока не найдена (даже концептуально) опора устойчивого роста и увеличения доли пятого технологического уклада в промышленном производстве. Доля машиностроительной продукции в национальном экспорте колеблется в районе 10%. Экспорт продукции наукоемких и специализированных производств в страны ЕС не превышает 5% (фармацевтика, компьютеры и оргтехника, медицинская аппаратура, оптика, аэрокосмическая промышленность) [40].
Вместе тем ряд позитивных процессов свидетельствуют о том, что ситуация во многих областях меняется к лучшему. Так, в целом, очень успешно развивается российская отрасль связи, темпы роста которой за последние 10 лет характеризуются двузначными цифрами [41]. Динамично развивается отрасль информационных технологий. По оценкам Минсвязи РФ компьютерный парк России, в 2001-2002г. увеличился на 20%, а объем компьютерного рынка составляет около 4 млрд. долл., что вполне сопоставимо с рынком ряда развитых стран [42]. За 1996-2002 гг. Россия заняла восьмое место по количеству опубликованных научных работ – 125, 5 тыс., и седьмое место по числу полученных Нобелевских премий [43].
При всей неоднозначности, узости и незавершенности инновационных процессов российской экономики, обозначенные тенденции соответствуют глобальным изменениям современного научного и инновационного развития.
Однако адаптация национальной экономики к глобальным тенденциям научно-технологического и промышленного развития невозможна без продуманной стратегии инновационного развития России. Только стратегическая мобилизация интеллектуальных и финансовых ресурсов позволит России сформировать собственную нишу на мировом рынке, утвердить себя в качестве высокотехнологичной индустриальной, а не только сырьевой державы, отстоять внутренний рынок для российского производителя.
*
© 1997-2018. Журнал «Инновации» при содействии СПбГЭТУ «ЛЭТИ»